Интервью Владимира Спивакова в журнале «Высокий полёт»

Владимира Теодоровича Спивакова часто называют просто маэстро. Мы поговорили с одним из самых ярких российских музыкантов и дирижёров современности о выборе жизненного пути, о принципах, целях и правилах музыканта, о творчестве, которое вне времени, о людях, без которых жизнь была бы иной. Также маэстро рассказал о главных проектах, которыми занимается сегодня, и о фонде, помогающем юным талантам.

— Стать музыкантом было вашим решением, или помог случай?
— Великому Давиду Ойстраху когда-то задали подобный вопрос, и он ответил: «Во-первых, всё решила моя мама, потому что какая одесская мама не мечтает, чтобы мальчик был гениальным скрипачом, а в Одессе огромное количество музыкально одарённых детей. Во-вторых, сказал Ойстрах, не скрипач выбирает инструмент, а инструмент выбирает своего музыканта». Мне кажется, это абсолютно точно, и именно так всё происходит. Если инструмент нашёл тебя, а ты нашёл его, тогда возникает чудо, тогда появляется Ойстрах, Хейфец, Стерн и т.д.

— Кем вы себя считаете — человеком, который правильно распорядился данными ему талантами, или усидчивым и прилежным тружеником, подчинённым строгой системе?
— Мой учитель Юрий Исаевич Янкелевич сказал бы, что вы сами ответили на вопрос, который задали. Одно другого не исключает. Музыка требует не только таланта, она требует работы, работы и работы. Только работа стирает следы работы.

— Есть ли у вас любимое место для выступлений?
— Есть много прекрасных залов с потрясающей акустикой и невероятной атмосферой. В Америке, Франции, Великобритании, Нидерландах, Германии… Самый дорогой и самый ответственный зал для меня — это Большой зал Московской государственной консерватории им П.И. Чайковского. Когда я выхожу на его сцену, испытываю исключительные ответственность и волнение.

— Можно ли сравнить путь к успеху в 1970–1980-х годах с сегодняшним днём?
— Время нельзя поправить, сократить, удлинить, изменить. Время — оно дано, и это не подлежит обсуждению. То, что могли скрипачи, рождённые в Советском Союзе, я думаю, вряд ли могут те, которые рождены сегодня. Время стремительно и неумолимо. Очевидно, что происходят различные технологические прорывы, но то, что касается творчества, музыки… не знаю. Вершины потомуи вершины, что они единственные.

— Расскажите о самых важных людях в вашей жизни.
— Моя мама, ленинградская блокадница, всегда помогала людям, перенесшим страшные испытания, тем, кто выжил. Она аккуратным чётким почерком подписывала подарки тёте Вале, Василию Ивановичу, Евдокии Петровне и другим близким. Добро должно воспитываться, оно не только рождается в человеке, оно ещё привносится тем, кто воспитывает этого человека. Например, дети видят, чему посвящают жизнь родители, и делают выводы. Доброта передаётся не только на генном уровне, но и благодаря особому воспитанию, поощрению добрых дел.Все судьбоносные решения, всё, что определено судьбой, происходит с тобой в детстве. Судьба даёт тебе шанс, направляет тебя. Самая прекрасная, самая неповторимая, самая удивительная по радости, по восторгу, по боли — это пора детства, а дальше мы только вспоминаем. Именно на этом и строится наше творчество. Цель музыканта, как и всякого хорошего человека, сделать мир лучше, добрее, светлее.

— Занимаетесь ли вы преподаванием?
— Нет, для этого нет возможности. Дело в том, что я руковожу двумя оркестрами, я президент Московского международного дома музыки, а это высочайшая нагрузка и плотный гастрольный график. У нас есть специальный фонд, который был создан 25 лет назад по зову сердца и по пониманию того, что детям необходимо помогать. Международный благотворительный фонд создан вместе с моими друзьями — Екатериной Ширман (исполнительный директор) и Петром Гулько (художественный руководитель). Маленький человек приходит в этот мир в надежде, что его ждут и он нужен. Трагедия может произойти, когда он понимает, что это не совсем так. Я и мои коллеги, дорогие друзья, хотим, чтобы трагедий не происходило, чтобы больше детей были счастливы, чтобы они состоялись творчески. Когда маленький человек доверчиво протягивает тебе ручонку, чувствуешь счастье и огромную ответственность. В душе возникает щемящее чувство и желание помочь этому человеку состояться, стать личностью, выразить себя.

— С чем сегодня можно связывать надежды на появление новых отечественных звёзд музыки?
— Не хотелось бы, чтобы коммерция, погоня за материальными благами влияла на развитие музыки, чтобы блеск «жёлтого дьявола» туманил мозги и отравлял души. Мне кажется, что музыка — это та обитель, которая даёт тебе возможность сохранить душевное равновесие, свои приоритеты и представления о главных ценностях мира: любви, сострадании, достоинстве, чести. Возможно, новые звезды смогут открыть что-то иное и невиданное. Может быть, если им помочь…Что тебе в том, если ты приобретёшь весь мир, а душу потеряешь. Без нравственной составляющей, которой мы сегодня нередко пренебрегаем, жизнь не случается, трава не растёт.

— Расскажите о главных проектах, которыми вы занимаетесь сегодня.
— Из 85 регионов России (от Москвы до Южно-Сахалинска, от Санкт-Петербурга до посёлка Дальнего) нет ни одного населённого пункта, ни одного места на карте, откуда бы не приезжали дети к нам выступать или где не были бы наши дети. В среднем в неделю мы проводим пять концертов, а параллельно, пока мы с вами беседуем, наши ребята выступают в Ярославле, Набережных Челнах, Екатеринбурге, Глазове, Мышкине, Угличе, Владивостоке. У нас есть и международные проекты — в Страсбурге, Осаке, Люксембурге. За 25 лет работы Международного благотворительного фонда сделано очень многое!Одна из самых дорогих и важных для меня программ фонда — «Дети на обочине». В России есть 64 детских исправительных колонии. Там содержатся дети, которые выброшены из сегодняшней жизни, находятся в так называемой временной изоляции. Изоляция не может быть временной для этих детей со сломанной судьбой, которые бежали от пьянства родителей, от побоев. Они ищут себя и бегут от взрослых, которые не хотят им помочь. Мы решили сделать так, чтобы наши дети смогли приезжать к ним и выступать. Это нравственно и важно для наших детей, которые живут в совсем других условиях. Становится страшно, когда приезжаешь в колонию в Елабуге или в Тобольске и видишь, как воспитатели в погонах приводят в зал остриженных детей. Многие из них в первый раз слышат флейту, тромбон, скрипку. Кто-то засыпает, а кто-то вдруг начинает плакать. Эта слеза невероятно важна. Понимаешь, что у ребёнка в душе что-то происходит, что душа жива, не потеряна.Мы хотим сделать так, чтобы эти дети поняли, что они нужны обществу, нужны нам. Иногда они после концерта подходят к ребятам-музыкантам и говорят: «Напиши мне название той музыки, что ты играл». Это дорогого стоит.

Иллюстрации предоставлены Международным благотворительным фондом Владимира Спивакова.


Интервью Владимира Спивакова в журнале «Высокий полёт»

Инфлайт-издание «Специальный лётный отряд «Россия»» — у никальный журнал, ориентированный на аудиторию должностных лиц самого высокого ранга и руководителей силовых ведомств Российской Федерации опубликовало интервью Владимира Теодоровича Спивакова в своем издании «Высокий полёт».