Интервью Дмитрия Шишкина от 20 июня 2019 г.

Пианист, участник Конкурса имени П.И.Чайковского Дмитрий Шишкин — о выборе профессии, участии в конкурсах и зарубежной публике.


— Дима, на сегодняшний день ты успешный молодой пианист с хорошим ангажементом, сольными концертами в престижных залах, лауреат международных конкурсов. Мог ли ты, будучи талантливым мальчиком из Челябинска, представить, что твоя судьба может так сложиться?

— Конечно, я не мог предположить, что судьба так сложится, но у меня всегда была страсть к классической музыке, к исполнительству.
Я начал заниматься фортепиано в 2,5 года, в 3 дал первый сольный концерт, состоявший из произведений собственного сочинения. Это произошло благодаря моей первой учительнице Светлане Вячеславовне Ивановой и, конечно, благодаря маме, именно она прививала мне любовь к музыке с ранних лет, так что о другой профессии я и не думал.
К слову, моя мама — педагог по фортепиано. Она дает много мастер-классов, читает лекции, разрабатывает собственные методики обучения. Благодаря ее участию я настолько проникся музыкой, что другой профессии для себя не представлял. Позже в моей жизни появились такие замечательные педагоги, как Михаил Сергеевич Хохлов, Элисо Константиновна Вирсаладзе, Эпифанио Комис, все они делились со мной частицей себя, своими знаниями и умениями.

— Ты переехал в Москву из Челябинска и стал заниматься в школе имени Гнесиных благодаря содействию фонда Владимира Спивакова. Сейчас, имея большой опыт выступлений в Европе, можешь сказать, как там обстоят дела с меценатством в сфере классического искусства?

— Да, я стал учиться в Москве благодаря содействию фонда Владимира Спивакова. На начальном пути получить поддержку от фонда — это, конечно, было очень важно.
Я считаю, что молодым талантливым музыкантам очень полезно сотрудничать с фондами, ведь они помогают раскрыть потенциал будущих артистов: дают возможность играть концерты, налаживать музыкальные связи.
За рубежом благотворительные фонды, и классическая музыка в целом получают хорошую поддержку от государства. Стремительная тенденция к развитию классической музыки наблюдается в странах Азии: Японии, Корее, Китае. Ну, а в нашей стране классика всегда была и надеюсь будет в приоритете.
Нынешнее время подтверждает это: строятся новые концертные залы, проходит гораздо больше концертов, фестивалей, привлекаются молодые исполнители, которым дается возможность сыграть на лучших сценах
Вообще, хочется сказать, что наша страна богата музыкальными традициями в сфере классической музыки, которые сохраняются и передаются благодаря высококлассному профессорско-преподавательскому составу.

— Ты сам где больше играешь — в России или за границей?

— За рубежом. Так сложилась моя карьера, что практически все мои достижения, победы в конкурсах были за границей. Поэтому сейчас мой круг общения в основном в Европе. Там у меня больше проектов и возможностей.
В России играю филармонические концерты, так как являюсь артистом филармонии. Стабильно езжу по городам России, выступаю в Москве. Но чаще, конечно, играю в Европе.

— Кстати о конкурсах. Зачем тебе, победителю многочисленных престижных конкурсов, пианисту с хорошей карьерой участвовать в Конкурсе Чайковского? Хочется в очередной раз проверить свои силы? Или конкурс Чайковского — главная мечта, Эверест для любого музыканта, и тебя в том числе?

— Все по-разному относятся к музыкальным конкурсам. Конечно, конкурс имени Чайковского — один из престижнейших музыкальных состязаний в мире, дающий возможность показать свой талант, мастерство владения инструментом широкой аудитории. У музыканта есть шанс сделать себе хорошее промо — если он в этом заинтересован.
Как правило, на конкурсах присутствуют менеджеры и агенты разных фестивалей и концертных площадок. Если они видят у артиста потенциал, они предлагают ему сотрудничество.
Но и участвовать ради того, чтобы дарить людям радость, самому насладиться исполняемой музыкой, делать это ради искусства — тоже прекрасно.
Лично мне очень нравится играть на конкурсах, я получаю от этого искреннее удовольствие — так почему бы не играть для других, не поделиться с ними искусством, показать свою точку зрения, свое видение музыкального материала?
Поэтому я к конкурсам отношусь, как к концертам. Ведь если относится к ним, как к соревнованиям, это становится спортом. В желании сыграть быстрее и точнее, сыграть эталонно теряется индивидуальность. Я же предпочитаю уделять внимание художественной стороне произведения, но если музыкант не достаточно оснащён технически, то и художественная сторона страдает.
Конечно, к конкурсам нужно готовиться немного в другом ключе — там есть свои правила игры, тебя оценивает профессиональное жюри, и ты не можешь позволить себе то, что иногда позволяешь на своих концертах. Вот в этом, мне кажется, единственное отличие концертов от конкурсов.

— Совсем недавно ты вернулся из Италии, и вообще, ты много играешь в за границей. Чем зарубежная публика отличается от российской?

— Везде по-разному воспринимают музыку — все зависит от интерпретации. В Европе, к примеру, желательно играть более классично, что ли, и подбирать репертуар тоже нужно очень бережно, поскольку не все в Европе — ярые фанаты русской музыки, а некоторые произведения там вообще не исполняются.
Например, Николая Метнера, гениального современника Рахманинова, там особо не знают, не играют. В то время как в России он достаточно популярен.
По моему мнению, самая профессиональная и интересующаяся публика — в Германии, огромное удовольствие там выступать.
Не могу сказать, что в России публика менее профессиональна. Приятно отметить, что у нас на концерты ходит очень много молодежи. В Азии сейчас делается большое промо классической музыке, она там очень актуальна, слушать ее стало модой, трендом. Я считаю это хорошей тенденцией, ведь рано или поздно люди вникнут в это искусство, оно им понравится, они поймут, что это прекрасно, что, помимо рока, поп и электро есть другая музыка. Это важно.

— Насчет репертуара. При составлении программы ты идешь на поводу вкусов и предпочтений публики или сам диктуешь правила игры?

— В первую очередь я играю то, что мне нравится. Считаю, что вправе выбирать произведения — ведь я их исполняю.
Иногда, конечно, позволяю себе включать в программу малоизвестных композиторов, чтобы прививать зарубежной публике нашу культуру, знакомить ее с новой музыкой. Я считаю, что это очень хорошо — воспитывать в людях другое понимание и восприятие музыки, знакомить их с разными стилями, с новой культурой.
Конечно, для меня мнение публики очень важно. Я всегда стараюсь поделиться своими идеями, своим видением и пониманием исполняемых произведений — иначе артист не становится артистом, не приобретает индивидуальность, а значит будет малоинтересен слушателю.

— А критика? Как ты к ней относишься?

— Критика есть всегда. Если она хорошая — мне приятно, если не очень хорошая — менее приятно; но в любом случае узнать о себе то, чего сам не замечаешь — очень полезно.
Иногда попадаются рецензии на мои концерты, могу их прочесть. Но так, чтобы я специально что-то выискал о себе на просторах интернета — такого нет.
Я считаю, что критика просто дает людям представление обо мне — сам про себя я и так все знаю. Поэтому предпочитаю не вдаваться в мысли по поводу критики, а заниматься делом. Конечно, здорово если о тебе пишут, этим подогревается интерес широкой аудитории.

— Как ты сам относишься к своей известности? Ты строг к самому себе?

— Конечно, строг. Ни о какой известности стараюсь не думать. В первую очередь, я хочу заниматься искусством и делиться им.
А известность… я не считаю это известностью. Если люди ходят на мои концерты, заинтересованы в моем творчестве, следят за моими успехами — это радует.

— Как у тебя состоят отношения со временем при такой загруженности? Как фильтруешь главное и второстепенное?

— По-разному. Есть периоды, когда у меня перерывы в концертах, но в основном я концентрируюсь на музыке: чтобы играть на хорошем уровне, получать от этого удовольствие и дарить удовольствие зрителю, нужно уделять много времени подготовке к выступлению.
Последние 2 года я постоянно на гастролях в разных странах, поэтому сейчас очень напряженное расписание.
Конечно, у меня есть хобби, которыми, по возможности, стараюсь заниматься. Мне очень нравится живопись, я сам пытаюсь рисовать — моя мама рисует; вдохновляют путешествия, которых у меня много, но из-за плотного графика концертов не всегда есть возможность посмотреть или исследовать места, в которые приезжаешь.

— В чем черпаешь вдохновение и силы?

— Как я сказал, вдохновляет искусство. Восстанавливать силы после многочисленных концертов помогают выезды на природу. Гастроли — это очень интересно, но они выматывают эмоционально и морально. Иногда, чтобы прийти себя, хочется спокойствия и статики.
Я заметил: когда играешь очень много концертов, эмоции как бы притупляются, самовыражение и самоотдача утрачивают дыханье новизны, сиюминутности. Артисту же очень важно иметь внутренний стержень и свежесть к тому, что он делает.
Поэтому при возможности я приезжаю в мой родной город Челябинск. Там замечательная природа, ландшафты, озера. Уезжаю туда дней на 10-15, чтобы ничего не слушать, никакую музыку. Занимаюсь со своим дядей (а он у меня в этом профи) подводной охотой, жарю рыбу на костре, читаю книги — восполняю энергию. Люблю ездить в горы.
В городе невозможно расслабиться, все равно возникают проблема, от которых нереально абстрагироваться.
Дмитрий Шишкин

— Тебе, классическому пианисту, комфортно жить в этом времени?

— Комфортно. Музыканты стараются идти в ногу со временем, академическая музыка развивается, появляются новые композиторы, которые пишут современную классическую музыку — и она достаточно популярна. Ребята делают свои проекты, есть коллаборации современных художников и музыкантов из классической сферы. Происходит много замечательных событий, невозможно все время сидеть на одном месте.
У меня тоже были идеи насчет совместных проектов с некоторыми артистами разных направлений в музыке. Я бы с удовольствием посотрудничал с польским композитором Кшиштофом Пендерецким или гуру электро музыки Aphex Twin. Считаю, музыканту полезно быть разносторонним.

— Что в твоем плейлисте помимо классики?

— Я слушаю все, что хорошо написано. Это может быть и классика, и электронная музыка, джаз — все что угодно. Не обхожу вниманием поп- и коммерческую музыку. Стараюсь следить за новинками в музыкальной индустрии, быть в курсе событий, поскольку я также причастен к этому музыкальному миру.

— Как думаешь, у классических исполнителей когда-нибудь будет слава и популярность рок-звезд? Или она им не нужна?

— Думаю, такой славы у них никогда не будет. В принципе, это и не нужно, поскольку классическая музыка, в отличие от других направлений, останется навсегда, ведь она уже выдержала испытания веками. Даже через столетия все возвращается к истокам,классическая музыка, как и скульптура, живопись, литература никогда не умрет.
То, что молодежь приходит на концерты в филармонию, говорит о том, что они — разносторонние интересующиеся и образованные люди. И поэтому вполне естественно, что они приходят послушать Баха, Бетховена, Моцарта. Думаю, классической музыке и не нужна большая аудитория, как рок-звездам. Но «своя» аудитория у нее есть и будет всегда.

— Что для тебя музыка?

— Для меня музыка — это универсальный язык, с помощью которого можно общаться любыми народами, не имея никакого барьера. С помощью этого языка можно внятно донести свои мысли, написать любую картину — и это будет понятно людям всего мира.
Музыка для меня не только уникальный язык, но и путь для выражения своих эмоций, чувств и своей философии. «Одна музыка может перенести трепет одной души в другую» (Герцен).

Беседовала Татьяна Плющай
Источник: https://www.classicalmusicnews.ru/interview/dmitry-shishkin-tch16/